February 20th, 2013

узурпировавший нас символ

При разборе редакционной почты в очередной раз обнаружены предложения по реорганизации нашего рабкрина:

"Меня зовут Юрий Рыдкин. Я давно слежу за 196-тью этажами небоскрёба под названием «Вавилон» и за малосемейкой «Транслита» на фоне 1,5-ых комнаты Бродского. Первые два строения можно не любить и даже ненавидеть, но они есть ключевые полюса современной литературы, а потому не могут игнорироваться. «Транслит» постепенно превращает Вавилонскую башню в Пизанскую, но Бога и там, и там по-прежнему маловато или нет вовсе. В этой связи обратите внимание на мои вопросы, которые я считаю предложениями. <...>

Итак, был бы создан «Транслит», если бы не было «Вавилона»? Да! Но был бы он таким же? Нет! Тогда насколько он доскональный сейчас по части корня идеи? Каким бы он был сам по себе, в чистом, рафинированном виде? Мог бы он существовать в каком-нибудь благоденствии? <...>

В этой связи вопрос: почему ни «Транслит», ни тем более «Вавилон» (опытно, тонко, без форсирования) не призывают человека к свободе от влияния тела, суть которого – увеличение, разнообразие, ненасытность, агрессия и так далее по принципу регрессии? <...>

Я ни в коем случае не обвиняю «Транслит» в гедонизме! Наоборот, в ваших работах сексуальность превращена социалкой в нечто побочное. Взять хотя бы произведение Кети Чухров «Афган – Кузьминки». Мой вопрос в другом: если транслитовцы отвергают религию как институт антисвободы, то что для них является контролем перебора, ведущего в погибель? <...>

Для меня идеи транслитовцев нежнее эстетики Дмитрия Воденникова, и именно поэтому мне хочется с ними нянчиться. Мне даже по-человечески жаль вас… да и себя…

Далее. «Транслит» прав постольку, поскольку прав исторический процесс. Меня же интересует его личная правота, основанная на страданиях. Очень давно сложилось моё впечатление о том, что, помимо главных социально-технологических предпосылок, у «Транслита» и выхода-то другого не было, как только противостоять «Вавилону» примитивизмом, перформансом и физической активностью. (К сожалению, ныне мало быть просто талантом, надо быть коммуникабельным талантом. А я вот считаю, что лучше быть никем, чем кем-то, благодаря кому-то). Казалось, покачнуть «Вавилон» можно только упразднив символ, поэзию и искусство, то есть отменив правила игры. Честно ли это? Может ли разрушение быть созидательным? Да наверное! Но всё это заставляет морщиться… <...>

Вопрос: можно ли предъявлять претензии, например, к погоде или цвету кожи, к стилю письма или желанию? Можно ли сказать: «Всё, что вы делали до сих пор устарело»? Да! А можно ли добавить: «Поэтому или пишите так-то и так-то, или уйдите в забвение»? Нет! Не кажется ли вам, что символ уже есть прямое высказывание, так как он настолько узурпировал нас, что, кроме как посредством его, не хочется и выражаться? Символ вполне себе бытовое, домашнее животное, зачем его упрощать? Он и так предельно ясен и примитивен. Создаётся впечатление, что вы… мы проиграли техническому прогрессу и без боя впустили его в ворота, открывающие вотчину Слова. Если словосочетание устарело, то почему в ваших стихах пока ещё такие классные, эффектные образы? Возможно, устарели сами знаки (алфавит), но не нутро слова, ибо нутро слова есть мысль, а она, как я понимаю, в расход не собирается.

Если текст талантлив, он сам по себе уже перформанс. Воображению помогать – только вредить. Когда трансляция заменяет воображение, это ведёт к моему исчезновению, а я бы ещё хотел в Питере побывать))) Непременно нужно использовать любые технологии при подаче материала, но лишь как средство, которое не должно заменить сам материал, а вот он уже требует гения, пусть и творящего в виртуальном пространстве. Дело не в том, чтобы старую мобилу заменить на смартфон, а в том, чтобы при замене не потерять талантливые мысли или друзей. <...>


к более конкретным предложениям:

1. Если мы очистим критику «Транслита» от терминологизмов (плевать, что они мне нравятся) и препарируем её, то на выходе получим отменную эрудицию, такую же память и талант к анализу (последствия коего можно было бы изложить в дюжине пунктов). Всего этого достаточно для адептов с разинутыми ртами, но мало для объективности, а тем более для истины. Критике «Транслита» следует избавиться от снобистской пены из терминологизмов, которые являются своеобразными бутафорскими очками для демонстрации интеллектуальности, сигаретой не в затяг для понта, эдаким инобытием, элитарным искусством. Но не только поэтому! Главная причина избавления – это адресат. Кто адресат критики? Литературная элита? Так она и так уже в курсе всего. Да и не нужна она вам! Вы же стремитесь, как я понял, упразднить поэзию, а потом и искусство. Значит, вам необходимо большинство, а оно желает услышать ваше прямое высказывание не только в творческих текстах, но и из вашей критической кухни. Слесарь трудоёмких процессов потребует разъяснений на «балалаечном» языке! Таким, как правило, снисходительно отвечают: «Хм-хм-хм… Почитайте сначала того-то, того-то и этого, а потом приходите за разъяснением». Тогда бедолага идёт туда, где его примут и посадят в торец стола, а если понадобится, и почитают ему того-то, того-то и этого вслух с комментариями. Правда, и идеи в том месте будут уже другими.
Да, большинство – самая неудобная, подвижная «мишень»; целясь в неё словом, следует быть и ясным, и веским. <...>

2. «Транслиту» в погоне за инновационной трансляцией своих посылов следует освоить телепатию. Смешно? Вот точно так наверняка ухмылялись ваши недоброжелатели, когда альманах только становился на ноги. Я понимаю всю фантастичность данного предложения, но это и есть будущее. Телепатия позволит передавать мысли адресату в первозданном авторском виде, без суетных и потребительских примесей. Мечта!

3. Складывается впечатление, что идеи «Транслита» доходят только до тех, кто их самостоятельно выискивает. Альманах просто обязан использовать в своих поэтических интересах такую гигантскую площадку как Стихи. ru! Там находятся сотни тысяч людей, в той или иной степени любящих поэзию и готовых к диалогу. Однако на этом сервере я нашёл только Вадима Лунгула, у которого даже отсутствует строка написанные рецензии. Получается, если мы вас даже не представляем, то вы нас даже не учитываете? Однажды некий мой читатель на Стихах. ru написал мне примерно следующий отзыв: «Ваше стихотворение я понял только с третьего раза». О чём это говорит? О том, что люди на этом сервере пытливы и обучаемы. Правда, я не представляю, под каким именем там может зарегистрироваться «Транслит», бо одноименное название уже занято, и на странице – фото некой девушки, – кажется, на постели. «Для Кузьмина сетевая поэзия – олицетворение традиционализма и одновременно худшего варианта "демократии". Ничтожества возвеличивают друг друга, человек неосознанно усредняет свою манеру, глушит всё ценное и настоящее в себе ради признания» Кирилл Медведев. Не понимаю, если большинство сетевых поэтов таковыми не являются, то почему многие настоящие поэты по сей день считают своим долгом высказаться по поводу сетевиков? Неужто так цепляют?

4. Все вышеперечисленные предложения недопустимо претворять в жизнь без веры в Иисуса Христа!!!

Я предлагаю повальное объединение. Всё лучшее должно быть сроднено любой ценой и направлено по руслу православия к внесладострастному уюту. Если для этого придётся наступить на свои задранные носы – наступим! Почему именно по руслу православия? Да потому что я у-мо-ля-ю вас об этом… <...>"