July 16th, 2013

подмостки цифрового повествования

История практики повествования может быть описана через смену основных способов передачи вербальной информации: в родоплеменном мире это был устный рассказ у костра; в мире больших расстояний и большого объема системных знаний — записанный рукой, затем — отпечатанный на станке; с появлением технологий воспроизводства движущегося изображения и звука, а также Интернета как способа их распространения — снова устный (так, интернет-чаты и микроблоги — это во многом транскрипция устной речи; отсюда характерное для них пренебрежение нормами правописания). <...> Сбылось предсказание Льва Мановича: то, что некогда было авангардным письмом — с присущими ему нелинейностью, комбинаторностью и мультимедийностью, — стало каждодневной практикой множества людей. <...>
отношение «аудитория — автор» смещается в сторону «производства-использо­вания» («produsage» — термин Акселя Брюнса), а существование соединяется с повествованием в формуле: «Narraro, ergo sum».

nDXmBkJ3YfAЦифровой текст окружен паратекстуальной сетью рецензий, авторских вебстраниц и интервью, видеозаписей на сайте «YouTube», которая при этом физически (за счет расположения на другом сервере) отделена от текста, в отличие от книги и ее обложки. Графической монолитности и завершенности печатной страницы может быть противопоставлен экран, чтение с которого прерывается рекламными сообщениями.

Цифровой рассказ находится на стыке повествования, компьютерной игры и со­циальных медиа. Во-первых, это сериальный, сегментированный рассказ. «Аналоговым» примером может служить комикс; сознание соединяет смонтированные фрагменты в полную историю. Схожим образом «работают» принадлежащие к эре «Веб 2.0» подкасты — аудиофайлы, связанные хронологически или концептуально. Второе свойство — личное присутствие: читатель должен стать, в грамматическом смысле, «вторым лицом» рассказа.

Цифровой рассказ также должен обладать связью с интернет-ресурсами и воз­можностью комментирования. Он может быть реализован непосредственно в со­циальной сети или же использовать ее «паратекстуально». Вики-сайт напоминает коллективное письмо дадаистов, но без абсурдного начала, а блог-дневник может служить изображению развития характера героя во времени. «Твиттер» — машина афоризмов; действительно, он идеально подходит для афористического письма Оскара Уайльда или трюизмов Дженни Хольцер — американской художницы и активного пользователя этой платформы.

Цифровой рассказ должен учитывать специфику платформы и использовать ее. Изучение различных платформ становится новой текстологией цифровых медиа. Проекты, созданные для мобильных телефонов по технологии дополненной реальности, «разрезают» пространство на временные пласты, позволяя увидеть его в настоящем и будущем одновременно. Проект «Палимпсест» позволяет, на­ходясь в определенной точке Эдинбурга, прочесть все литературные тексты (фрагменты текстов), посвященные этому месту.

<...> литературное слово проходит по линейному пути от экспериментального к массовому цифровому — и вот уже сам читатель может приступать к созданию собственного цифрового рассказа. <...> словесность должна использовать все доступные ей современные тех­нологии, искать новые формы рассказывания, но цель не в конструировании ис­тории по известной модели, а в новой попытке рассказать о чем-то неизвестном, но очень важном.

http://www.nlobooks.ru/node/3589#_ftnref3