July 26th, 2013

против литературы самообслуживания

А вот реакция на выпуск "Школа языка" совсем с другого края. Пока печатаем без комментариев (каковыми мы обошли как рецензию Уланова, так и опус тов. Житенева) - для коллекции.

ПОЭЗИЮ – В КЛАСС!
(манифест классовой поэзии)

К открытой дискуссии среди левых в отношении литературно-критического журнала "Транслит", воспоследовавшей после статьи г-на Антоновского "Меньше ноля".

Статья г-на Антоновского послужила поводом к острой внутренней дискуссии, которая выявила принципиальные расхождения во взглядах на работу и дальнейшее развитие журнала между группой авторов* и тем вектором, который начал прослеживаться в "Транслите" от номера к номеру.

Ниже приводятся некоторые принципиальные пункты этой дискуссии.

п.1.
Мы видим, что
современный капитализм, перешедший в стадию глобализма, действует тотально во всех сферах жизнедеятельности человека, начиная с рабочего места и кончая частным времяпрепровождением. Капитал все больше наращивает свое присутствие не только в сфере материального производства, но также и в сферах досуга, развлечений, виртуальной реальности, туризма и т.п. и эта тенденция очевидна. Сфер, куда капитал еще не проник, не так уж и много – среди них: наши сны, разговоры с глазу на глаз, поэтическое творчество**.

п.2.
Как известно,
начиная с перестройки конца 80-х - начала 90-х среди авторов-поэтов начало все больше преобладать мнение (которое было продекларировано Иосифом Бродским в «Нобелевской речи»), что поэзия («изящная словесность») есть сугубо частное занятие, и ей следует держаться на расстоянии от политики и общественных и социальных процессов. Освободившись от внешней цензуры и отказавшись говорить с читателем на равных и о том, что читателя касается прямо и непосредственно, поэзия стала постепенно отдаляться от той широкой массы советских читателей, которые у нее были в начале перестройки.

п.3.
Мы понимаем, что
не только вышеперечисленные причины привели поэзию к текущему ее состоянию отсутствия интереса (а порой и пренебрежительного отношения) со стороны основной массы наемных работников. В результате смены всей общественно-политической системы на постсоветском пространстве 20 лет назад и реставрации капиталистических отношений поэтическое творчество оказалось вытеснено на периферию общественного внимания. Это происходит и с реальной политикой. Поэтическое и политическое прислужники капитала через большие СМИ выставляют как деятельность малозначимую, смешную и нелепую, но чаще всего процессы, идущие в этих сферах, замалчиваются. Власть предпочитает маргинализировать, а все чаще и криминализировать эти сферы либо ограничивать их циркуляцию лишь в отдельном геттоизированном закутке, некоторыми чаемом как «элитарный».

п.4.
Мы считаем, что
вопрос об освобождении поэзии от служения интересам эмансипации того или иного класса – есть вопрос будущего (когда классы уже будут уничтожены, в бесклассовом обществе, думать иначе – значит заблуждаться и вводить в заблуждение других), но не настоящего момента. Выход из «поэтического гетто», «индивидуального окопа», «звукоизолированного чертога», «университетской ниши» и т.п., куда загнали сами себя культурные работники, мы связываем в резком отказе поддерживать подобное бытование поэзии.

п.5.
Мы думаем как
связать свое положение левого культурного работника с тем положением человека материального труда из самой гущи нашего класса, который подавляется еще больше и грубее, чем подавляют и третируют нас самих. Вся поэтическая сложность, все формальные изыски, все хитроумные литературные приемы и методы – мы пустим в ход для того, чтобы выявить и показать эту самую связь (потому как мы убеждены, что таковая связь существует).

п.6.
Мы не будем,
заниматься литературой чистого самообслуживания, самообмана.

п.7.
Мы будем
атаковать капитал на многих фронтах и наше поэтическое творчество - одно из тех мест, которое капитал "не видит", соответственно, у него нет заранее подготовленных позиций и ответов на атаку отсюда. Поэзия сейчас находится на периферии общественно-политических отношений, но так было не всегда, наша задача - поместить ее, если не в центр класса, - то двинуть в этом направлении, и у нас есть все необходимое, чтоб наступать здесь, а те, кто хочет оставаться в уже обжитом и высиженном «окопе» или «нише» и считает, что, оставаясь в этом самом «окопе», он находится уже на передовой, кто предлагает лишь получше окопаться, готовясь отбиваться от наседающих на его «окоп» - теряет инициативу. Как гласит военная мудрость, чтобы победить, нужно нападать.

п.8.
Время переходить от поэзии левых и для левых к поэзии левой, поэзии для своего класса.

Дополнение 1.
Мы собираемся формировать
новое культурное поле и новую культурную политику взаимодействия человека пишущего и человека читающего, где будем разрабатывать новые критерии и тексты, которые помогут читателю нашего класса лучше понимать поэзию и ее задачи в современном обществе, мы считаем, что от поэзии левых мы уже сейчас должны переходить к определению критериев и условий для левой поэзии"

Дополнение 2.
Для нас важен
(в долгосрочной перспективе) вопрос о статусе поэзии как труда: признание поэтического творчества трудом. Мы считаем, что признание поэта трудящимся является предпосылкой признания нужности поэта классом наемных работников.

Примечание

* - имеются ввиду авторы, придерживающиеся левых взглядов и подписавшие манифест

** - поэтическое творчество, разумеется, не является капиталоемким и на нем нельзя сегодня, в принципе, заработать денег, но капиталистический способ производства и мышления, наряду с постмодернистской философией, оставил на нем свой глубокий отпечаток. В современном капиталистическом мире, где сильно размыты границы эстетического и этического, где стало очень просто подражать и не быть, становится очень просто «делать» стихи. А посему, в лучшем случае, поэзии отводится место где-то между дизайном и фотографией.

Вадим Лунгул, Юлий Ильющенко, Екатерина Самигулина



Приложение к Манифесту классовой поэзии

«Что надо сделать, чтобы спрятать лист? – спрашивает Честертон. – Надо посадить лес». Именно насаждение разжиженного марксизма в головы «авангардистов» способствовало процветанию нового корпоративного порядка. Нет более надежного лекарства от революций, чем антиреволюционная вакцина в виде салонной революции. Подобно тому, как словом «авангард» стали именовать гламурные произведения рынка, так «социальными бунтарями», «социальными философами» стали называть фразеров, развлекающих буржуазию в театрах. Максим Кантор. "Сумма истории. Марксизм в перспективе франко-прусской войны." (Максим Кантор / Сумма истории - см. http://www.peremeny.ru/column/view/1494)

http://rezistenta.info/main/853-poyeziyu-v-klass-manifest.html