November 15th, 2013

еще медиа-поэзия

Сегодня начинается работа лаборатории медиа-поэзии (Поварская, 20), в рамках которой состоятся выступления авторов и членов редсовета [Транслит]:

0919 ноября. Начало в 20.00
РОМАН ОСЬМИНКИН. Поэзия и перформанс. Теоретическое введение в историю авангардных поэтических практик.

20 ноября. Начало в 20.00
РОМАН ОСЬМИНКИН. Поэзия как открытая система. Междисциплинарный подход и генерирование новых жанров на стыке поэзии/медиа/перформанса/.
ЭДУАРД КУЛЕМИН. Медиаконвейер поэзии. От трансформации стиха к лингвопластическим аккумуляциям и анимации.
Тактильные и мануальные метафоры. Ворк-шоп: создание визуальной поэзии и бук-арт-объектов с использованием работ участников лаборатории.
Штамп-поэзия.Асемическое письмо. Перформанс/инсталляция по результатам занятий.

21 ноября. Начало в 20.00
ЭДУАРД КУЛЕМИН. Идеографика в русле визуальной поэзии. Социальные иероглифы. Поэмиксы. Асемическое письмо. Мэйл-арт. Поэзодизайн. Видеоинсталляция как элемент поэтических манипуляций.
РОМАН ОСЬМИНКИН. Поэтический перформанс и поэтическая акция work in progress. Поэтический акционизм

22 ноября Фестиваль медиа-поэзии. Начало в 15.00
Круглый стол: «Границы: Поэзия/проза в современном искусстве, медиа-искусство/фокус с гаджетом».
Показ видео-лекций лаборатории
С 18.00 открывается выставка визуальной поэзии: фото, видео, объекты, инсталляции.

вся программа

Комментарий Романа Осминкина:
Формуле канадского теоретика медиа Маршаллу Маклюэну «the medium is the message» уже скоро полвека, а поэзия только нащупывает альтернативные пути своего развития. Это и логично, так как уткнувшись в пределы собственной де-терриоризации еще сто лет назад (с выходом поэмы Малларме «Бросок игральных костей не отменит случая», где поэт уподобил лист бумаги поверхности для алеаторного начертания знаков разного типа), поэзия вскоре дезертировала в сопредельные виды искусств, где на правах скорее бедной родственницы, чем равноправного типа выражения, пыталась хоть как-то продлить свою актуальность в быстро меняющемся мире. Мы же зашли с другой стороны. Осознавая всю маргинальность сегодняшнего положения поэзии и ее пребывания на периферии коммуникации, мы наоборот, решили втащить в поэзию эти самые сопредельные виды искусств и позаимствовать (поставить на службу) их медиа. Впрочем, почему их? Ведь медиа не имеют хозяина — в пределе они прозрачны и не принадлежат никому. Так вот, будучи всего лишь одними из множества неудовлетворенных внутритекстовыми экспериментами, мы начали поиск новых (новых ли?) форм репрезентации поэтического высказывания. И создали Лабораторию Поэтического Акционизма. И каково же было наше удивление, что эти новые формы напрямую или косвенно влияют на само это высказывание, если не определяют его. А некоторые, так даже только и делают такое высказывание впервые возможным. Вот тогда то перед нами и распахнулась практически бездна, сравнимая разве что с «садом расходящихся троп». Поэтому, конечно, назвать себя специалистом в медиа-поэзии я не могу. Я только в начале поиска иных форм жизни поэзии в современной реальности. Что это может нам дать — это отдельный и большой разговор, который мне и хотелось бы поднять в рамках будущей лаборатории. Начать можно с того, что, например, в догуттенберговскую эру поэзия бытовала в основном в устной, песенной традиции, а возникновение печатного станка, зафиксировав лингвистический знак на строго отведенном ему месте, во-многом редуцировало интонационные и перформативные компоненты поэтического высказывания.