Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

ирония гортани

Беседа Павла Арсеньева с Псоем Короленко, подготовленная для #12 [Транслит] : "Очарование клише"

Павел Арсеньев: Паша, как-то мы слушали с тобой финский коллектив Folkswagen [1], который, собственно, и спровоцировал этот диалог и который был аттестован тобой как очень тонко знакомый с русской культурой при том, что маркер этой самой компетенции размещается в ее случае не на уровне богатства аллюзий или сложного поэтического синтаксиса, но на уровне чистого тезауруса, словарного запаса, линейного нанизывания культурных знаков. Кроме того, мы прекрасно знакомы и с твоим песенным творчеством, в связи с чем я хотел бы задать тебе вопрос: как ты определил бы эту довольно распространенную тональность художественного высказывания, такой узнаваемый рефлексивный примитивизм, в какой-то момент дающий понять "что не так уж эта песенка проста" - это продолжающаяся работа деконструкции больших повествований, громких интонаций и перформативных утверждений или некий становящийся способ освоиться на новом дискурсивном и медиальном пространстве?

[1] Folkswagen - СССР; Folkswagen - Jerunda



Псой Короленко: Есть динамика от центонно-цитатного "начитанного" умняка, к минимализму-спеллу, от рефлексии к рефлексу. По своему опыту, вижу, что в моих ранних текстах было множество цитат из текстов, литературных и сакральных, влияние Пригова и Кибирова, но цитаты эти уже играли во многом роль скорее трансового психоделического спелла, а не постмодернистсткой закваски. Они были постмодернистскими по форме и радикально-религиозными по содержанию, если угодно. И они не требовали себе узнавания, они готовы были сгореть, как дрова, на этом песенном костре. А теперь их вообще стало меньше, больше наоборот всяких повторов и тому подобных приёмов. И к слову о финской группе, как и у меня, так и у них, транслингвизм играет большую роль, причем вот именно как спелл, как некий метавербальный сигнал, переключение сознания слушателя на иной код, или держание ума в двух кодах. У меня динамика от "кибировского" драйва к нынешнему шла во многом через использование иноязычных вкраплений в роли трансового элемента.

ПА: Есть такой поэт Валерий Нугатов, который использует явно схожий прием в своих стихах (который можно было бы теоретически закрепить за словосочетанием "поэтика демпинга"), видишь ли ты какое-то родство с ним или он представляется тебе автором из совершенно отличного от твоего стилистического домена?

ПК: Приём нанизывания слов у меня есть, но буквально в единицах стихотворений. Он не является для меня принципиально важным, системообразующим. Скорее мне близок рэп с его фло, фристайл. Агрессивная лексика и образность мне свойственна в ранних песнях, но не как выражение социального протеста или панк-эстетики, а скорее в спектре от "постмодернистских", т.е., барочно-пастишных функций, до шаманских, теургических, то есть русско-модернистских. Поэтому и на такой почве сравнение с Нугатовым будет "хромать". Мне нравится многие вещи Валерия Нугатова, но я не вижу нас представителями одной школы. В частности, при чтении Нугатова у меня никогда нет чувства, что "вот и я так пишу, мог бы так написать". Что хорошо.

ПА: Обречены ли (в нейтральном смысле слова, как к советское время было принято выражение "обречен на удачу"), так вот обречены ли мы на такой режим художественной самоироничной скромности и непременного последующего разоблачения любых сеансов черной и белой магии в своих высказываниях, или ты видишь допустимым на новом этапе эволюции риторической и социальной чувствительности некий новый, возможно, более непосредственный и заостренный модус высказывания? Или все-таки самоподрыв на данном этапе сохраняет первостепенное значение?

104838

ПК: Мне кажется, во-первых, в любом художественном произведении обязательно есть хоть какой-то самоподрыв, это такая жертва, такой разрыв аорты, иначе будет просто нарциссическая графомания или такая, знаешь, чистая пафосность, которая ни в какую эпоху и ни в каком стиле на самом деле не нужна. А во-вторых, мистическое значение, значение таинства, тоже в настоящем художественном произведении есть: оно там есть постольку, поскольку произведение искусства имеет практический, перформативный, преобразующий аспект, оно обязательно несёт явные и тайные перемены в реальный мир автора и читателя, вплетаясь в сложный узор "самой жизни", как назвала свою последнюю книгу Наталия Трауберг. И Пригов писал: "Судьба во всём здесь дышит явно". Но и тайно тоже. И творчество и чудотворство - не метафора и не избитая фраза. Кстати, не только Пастернак, но вся европейская культура и европейская религия - про это. А может быть, европейский атеизм тоже. Последнюю мысль я, впрочем, не додумал до конца.

ПА: Видишь ли ты некое специфическое требование современности к репрезентации сегодняшних литературных и музыкальных (равно как и пограничных) опытов? Можешь ли ты что-нибудь сказать об устройстве гортани современности - в культурной интонации заметных тебе творческих инициатив господствует бас, бельканто, фальцет или что-то четвертое?

ПК: Ну, не знаю, может быть спектр голосов может быть прямой моделью спектра идеологий. От колоратурного сопрано, альта, контртенора, фальцета и пародийно-старушечьих голосов мы движемся в центр, где работают тенор и лирический баритон. Дальше уже реакция. Но это я как бы скорее немножко шучу. Просто серьёзно об этом не думал.

ПА: Как-то ты обмолвился об одном проекте, что они уже стали мемом, поэтому ты предпочел бы дистанцироваться. Ты считаешь, что то, что становится мемом "требует от порядочного человека" максимальной отстраненности? Ведь есть обратная радикальная стратегия обращения с современностью - погружаться в нее с головой, чтобы проходить насквозь. Видишь ли ты политическое измерение мем-культуры или она плоть от плоти эстетизации политики?

ПК: Когда я сказал, что какой-то проект "стал мемом", я видимо имел в виду "стал мемом по преимуществу", и этот нюанс очень важен. Но даже в этом случае не всегда надо максимально отстраняться. Можно и погружаться, или проходить насквозь. Выбор определяется ситуацией, всем набором конкретных обстоятельств. А политическое измерение есть у любого феномена, процесса, акта, включая и мемы, и погружение в них, и отстранение от них. Кстати, проходить насквозь или погружаться тоже можно отрешённо, это режимы вполне совместимые.