Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни

Ну, конечно, это литература, которую скоро изнасилует пристальное медиа-внимание. Но только никакой не Ерофеев, конечно, а Флобер и только Флобер; также вспоминается такой поэтический аналог, тоже не без психушечки и православия, как поэт Василий Филиппов. Вся разница только в том, что Флобер сумел произвести скандал, живописуя жизнь заурядности, беря ее в скобки (акцентированной литературности), т.е. дистанцируясь от нее (несмортя на все потуги литературоведов уличить его в сходстве с героями), тогда как Филиппов (ну и вообще поэту это проще) - уже действительно такой переходный вариант, то ли сознательный художественный прием примитивизма, то ли волею судеб связанный с поэтической сценой счастливый обладатель примитивного сознания, чьи отправления как бы в шутку валоризируются профессиональными коллегами, которым представляется, что "они-то все понимают" и контролируют (ситуация таможенника Руссо). Филиппов, к слову, получает в 2001 году премию Андрея Белого. И специально искать "что-то похожее" на описываемый нами случай нет необходимости, достаточно просто открыть визитную карточку на Вавилоне. В описываемом же нами случае имеет место как бы третья ступень этой логики - сама заурядность (вырастающая из кавычек Флобера и преодолевающая баланс перволичности высказывания Филлипова) берет слово и благодаря интернету становится не менее популярной (знает ли и тем более читало ли стихи Филиппова больше тысячи человек? именно такова жж-аудитория нашего нового человека без свойств). Так что сомнительно, что это чей-то искусный проект, хотя это в принципе не важно (ведь можно обвинять Бювара и Пекюше в том, что они проект Флобера, но так оно и есть и что это меняет, или Филиппова - в том что его лирический герой-идиот - это концептуалистская конструкция). В каком-то смысле такая тривиальность  всегда и подстроена, и одновременно обладает автономным существованием, только подмеченным автором. Что ж поделать, если персонаж-заурядность и автор, подмечающий его аппетитное в своей заурядности существование, наконец совпали в одном лице...
Скорее стоит задуматься о средствах коммуникации, позволивших этому счастливому совпадению наконец произойти.